Затопленные песни — проекты Иркутского ансамбля аутентичной музыки
        Eng
Официальный сайт Иркутского ансамбля аутентичной музыки Александра Рогачевского

Реконструкция и возвращение музыкального наследия Сибири в мировую культуру

К концу ХХ века на Ангаре, единственной реке вытекающей из Байкала, построили четыре гидроэлектростанции. На дне искусственных морей оказались сотни деревень, погостов, тысячи гектаров плодородной земли, и ...сакральные песни.

Идея реконструировать затопленные песни возникла в 1991 году на съемках российско-японского фильма «Сны о России». Режиссер Дзюнья Сато снимал сибирский хоровод на берегу Ангары в декорациях 18 века, а я, собрав иркутских фольклористов, готовил его постановку, не предполагая тогда, что 15-секундный эпизод на экране круто изменит мои жизненные планы.

Собирая материал для фильма, мы обнаружили уникальный архив затопленных песен. Это были аудиозаписи, сделанные студентами Московской консерватории в 1958 году в приангарских деревнях до их затопления. Сотни песенных фрагментов отражали уникальную культуру первых таежных земледельцев, которые переселись в Сибирь с европейского Cевера. Они искали на Ангаре свой земной рай и пели о том, как жить в согласии с природой, Богом и между собой. Услышав их, я загорелся идеей всецело заняться реконструкцией музыкального наследия Сибирской Атлантиды. И закрутилось колесо, начался проект Затопленные Песни/Drowned Songs Project.

На изучение и освоение базового материала ушло более десяти лет. Столько же на поиск и подготовку музыкантов-исполнителей в Иркутский ансамбль аутентичной музыки — первый творческий коллектив Drowned Songs Project.

Теперь в Drowned Songs Project вовлекаются люди из разных регионов России и других стран где, так же как и в Сибири, исчезают в реке времени уникальные музыкальные традиции.

Что не найдено, то не потеряно!

Александр Рогачевский, художественный руководитель
проекта Затопленные Песни

Анна Зубрицки и Габриель Гавин

изучали затопленные песни, чтобы сыграть чету Макбет в одноименной трагедии Шекспира. Постановка была осуществлена режиссером-авангардистом Гжегошом Бралом с использованием песен Сибирской Атлантиды и с участием Иркутского Ансамбля Аутентичной Музыки в 2007 году в Стратфорде на Эйвоне (Великобритания).

Евдокия Зарубина,

солистка фольклорного ансамбля Родники из затопленного села Кеуль. В 70—е годы в ансамбле пели представительницы знатных крестьянских фамилий известных по всей Сибири — Анкудиновых, Белоусовых, Зарубиных, Карнауховых, Островских, Пимановых. До возведения Усть-Илимской ГЭС они давали в Кеуле реальные world music концерты.

Просковья Липарева —

наш учитель из деревни Челпанова с Верхней Лены. Мы познакомились с ней в 1993 году, когда люди толпами покидали приленские деревни, и только старики оставались доживать свой век, принимая его по-христиански как краткий бесценный дар. И как же тут не петь!

Замок Шато де Кудре

известен на французском побережье Женевского озера своей кухней и антикварным уютом гостиничных интерьеров. Концерт затопленных песен проходил здесь на православное Рождество 2013 года по инициативе добродушных хозяев замка Катрин Ледан и ее мамы Людмилы — помнящей в девяносто лет и свои русские корни, и свои родные песни.

Золотая Ирия —

самая престижная этно-музыкальная премия за вклад в сохранение традиционной культуры, присуждаемая на крупнейшем фестивале world music в Сибири Саянское кольцо (с 2012 года Мир Сибири). Лу Эдмонз (слева) и Довсон (справа) первыми поздравили Александра Рогачевского и Иркутский Ансамбль Аутентичной Музыки с этой наградой в 2008 году.

Линц,

город в Австрии, которому Моцарт посвятил симфонию. Под ее звуки в 1995 году в Линце открывалась международная выставка «Сибирь приветствует Европу», а Иркутский Ансамбль Аутентичной Музыки, еще в своем школьном составе, исполнял одну из знаковых затопленных песен — Сходи Дуняша на Дунай-реку. Может, эта река и есть прародина таежных земледельцев Приангарья?

Старообрядцы Забайкалья

бережно хранят традиционные наряды, передавая их своим внукам и правнукам. В Большом Куналее — песенной мекке сибирских старообрядцев — мы собрали уникальные образцы самобытной одежды и записали от лучших, на ту пору, исполнителей — Ирины Власовны Голендухиной, Натальи Фодоровны Рыжаковой, Нины Георгиевны Кушнаревой — породистое пение семейских.

Мастер-класс

на острове Ольхон на Байкале в 2007 году мы провели для студентов Манчестерского университета. Они работали над постановкой голоса и осваивали для этого традиционное вокальное звукоизвлечение затопленных песен. Впоследствии студенты использовали их в пленерном представлении романа Достоевского Идиот на острове посредине Байкала.

Brave festival,

международный фестиваль смелых проектов, настроенный против антагонизма маргинальных культур (Вроцлав, Польша). В 2005 году мы получили главный приз фестиваля — бронзового Икара, в 2006 году дали в Польше серию мастер классов, а в 2007 году фестиваль во Вроцлаве проходил уже под нашим брендом Drowned Songs Project — Zatopione pieśni.

На Корсике

проходит феноменальный фестиваль полифонической музыки, который проводят музыканты легендарной группы А Filetta. В 2009 году затопленные песни прозвучали на открытых концертных площадках городской крепости в Кальви, благодаря приглашению руководителя А Filetta Jean-Claude AcquaVivia, ставшего своеобразным камертоном, по которому мы сверяем теперь чистоту акапельного звучания.

Литовкины

Константин Павлович и Ефимия Петровна — наши первые информанты из зоны затопления — в фольклорной экспедиции по Ангаре. Их село Патроны, заново отстроенное на Иркутском водохранилище, — единственное из затопленных сохранило свое прежнее название.

Анна Чистякова —

уставщица из старообрядческой деревни Десятниково в Забайкалье. Она хранительница не только старинных книг, икон, Устава семейских старообрядцев, но и духовных стихов, которые передала нам безвозмездно, из уст в уста, вместе с заповедью Христа — даром получили, даром давайте.

Назим Надиров —

известный продюсер и председатель жюри международного фестиваля этнической музыки Звезды Белого месяца (Бурятия), вручил в 2008 году Иркутскому Ансамблю Аутентичной Музыки премию в номинации Лучший вокал, сказав, что, по сравнению с другими участниками, эти артисты — учителя. Конечно, преувеличение, ...но приятное!