Официальный сайт Иркутского ансамбля аутентичной музыки Александра Рогачевского

Реконструкция и возвращение музыкального наследия Сибири в мировую культуру

К концу ХХ века на Ангаре, единственной реке, вытекающей из Байкала, построили четыре гидроэлектростанции. На дне искусственных морей оказались сотни деревень, погостов, тысячи гектаров плодородной земли и ...сакральные песни.

Идея реконструировать «затопленные песни» возникла в 1991 году на съемках российско-японского фильма «Сны о России». Режиссер Дзюнья Сато снимал сибирский хоровод на берегу Ангары в декорациях 18 века, а я, собрав иркутских фольклористов, готовил его постановку, не предполагая тогда, что 15-секундный эпизод на экране круто изменит мои жизненные планы.

Собирая материал для фильма, мы обнаружили уникальный архив «затопленных песен». Это были аудиозаписи, сделанные студентами Московской консерватории в 1958 году в приангарских деревнях до затопления. Сотни песенных фрагментов отражали уникальную культуру первых таежных земледельцев, которые переселись в Сибирь с европейского Cевера. Они искали на Ангаре свой земной рай и пели о том, как жить в согласии с природой, Богом и между собой. Услышав их, я загорелся идеей всецело заняться реконструкцией музыкального наследия Сибирской Атлантиды. И закрутилось колесо, начался проект Затопленные Песни/Drowned Songs Project.

На изучение и освоение базового материала ушло более десяти лет. Столько же - на поиск и подготовку музыкантов-исполнителей в Иркутский ансамбль Аутентичной Музыки — первый творческий коллектив Drowned Songs Project.

Теперь с Drowned Songs Project сотрудничают творческие люди из разных регионов России и других стран, где, как и в Сибири, исчезают в реке времени уникальные музыкальные традиции.

Что не найдено, то не потеряно!

Александр Рогачевский, художественный руководитель
проекта Затопленные Песни

Окна Иркутска. Двери Венеции

Ровно год назад, осенью 2017, Иркутский Ансамбль Аутентичной Музыки открывал в итальянском городе Канту уникальную фотовыставку «Окна Иркутска - Двери Венеции». Этот проект Фонда «Наследие иркутских меценатов» поддержали деятели культуры России и Италии. Почти год выставка кочевала по итальянским городам, а на большом экране шел видео-сопровождением фильм-концерт «затопленных песен» Идея и реализация проекта - Марина Кондрашова.
Съемки концерта - Макс Савченко.

Музыканты
Иркутск-Арт-Трио


определяют свой стиль исполнения песен сибирских крестьян как аутентичный авангард, представленный в сочетании электроакустической гитары (Михаил Соловьев), скрипки (Герман Цогла), вокала и этно-инструментов (Александр Рогачевский). Критики же называют стиль выступлений Арт-Трио этно-футуризмом.

Анна Зубрицки и Габриель Гавин

изучали затопленные песни, чтобы сыграть чету Макбет в трагедии Шекспира. Спектакль с использованием песен Сибирской Атлантиды поставил польский режиссер-авангардист Гжегош Брал. Иркутский Ансамбль Аутентичной Музыки участвовал в постановке «Macbeth: Work-in-Progress» на сцене театра Шекспира в 2007 году (Стратфорд-на-Эйвоне, Англия) в рамках фестиваля The Сomplete Works, который проводит Royal Shakespeare Company.

На Корсике

проходит феноменальный фестиваль полифонической музыки, который проводят музыканты легендарной группы А Filetta. В 2009 году затопленные песни прозвучали на открытых концертных площадках городской крепости в Кальви, благодаря приглашению руководителя А Filetta Жан-Клода Аквавива. Его невероятный голос стал своеобразным камертоном, по которому мы сверяем теперь чистоту акапельного звучания.

Золотая Ирия —

самая престижная этно-музыкальная премия за вклад в сохранение традиционной культуры, присуждаемая на крупнейшем фестивале World music в Сибири – «Саянское кольцо» (с 2012 года – «Мир Сибири»). Легенды британского панк-рока Лу Эдмондс (слева) и Доусон (справа) первыми поздравили Александра Рогачевского и Иркутский Ансамбль Аутентичной Музыки с этой наградой в 2008 году.

Brave festival,

международный фестиваль смелых проектов, стремящийся примирить антагонистичные маргинальные культуры (Вроцлав, Польша). В 2005 году мы получили главный приз фестиваля — бронзового Икара, в 2006 году дали в Польше серию мастер-классов, а в 2007 году фестиваль во Вроцлаве проходил уже под нашим брендом Drowned Songs Project — Zatopione pieśni.

Назим Надиров —

известный продюсер и председатель жюри международного фестиваля этнической музыки «Звезды Белого месяца» (Бурятия), в 2008 году вручил Иркутскому Ансамблю Аутентичной Музыки премию в номинации «Лучший вокал», сказав, что «по сравнению с другими участниками, эти артисты — учителя». Конечно, преувеличение... но приятное!

Мастер-класс

на острове Ольхон на Байкале в 2007 году мы провели для студентов Манчестерского Университета. Они работали над постановкой голоса и осваивали для этого традиционное вокальное звукоизвлечение затопленных песен. Затем участники мастер-класса использовали эти песни в пленэрном представлении романа Достоевского «Идиот» на Байкале.

Линц,

город на реке Дунай в Австрии, которому Моцарт посвятил симфонию. Под ее звуки в 1995 году в Линце открывалась международная выставка «Сибирь приветствует Европу», а Иркутский Ансамбль Аутентичной Музыки, еще в своем школьном составе, исполнял одну из знаковых затопленных песен — «Сходи, Дуняша, на Дунай-реку». Может быть, эта река и есть прародина таежных земледельцев Приангарья?

Замок Шато де Кудре

один из самых красивых французских замков 12 века на побережье Женевского озера - славится во всем мире своей кухней и антикварным великолепием интерьеров. Концерт затопленных песен проходил здесь на православное Рождество 2013 года по инициативе гостеприимных хозяев замка Катрин Ледан и ее мамы Людмилы — помнящей в девяносто лет и свои русские корни, и свои родные песни.

Евдокия Зарубина,

солистка фольклорного ансамбля Родники из затопленного села Кеуль. В 70-е годы в ансамбле пели представительницы знатных крестьянских фамилий, известных по всей Сибири — Анкудиновых, Белоусовых, Зарубиных, Карнауховых, Островских, Пимановых. До возведения Усть-Илимской ГЭС они давали в Кеуле настоящие концерты в стиле world music.

Анна Чистякова —

уставщица из старообрядческой деревни Десятниково в Забайкалье. Она хранительница не только старинных книг, икон, Устава семейских старообрядцев, но и духовных стихов, которые передала нам безвозмездно, из уст в уста, вместе с заповедью Христа — даром получили, даром давайте.

Просковья Липарева —

наш учитель из деревни Челпаново с Верхней Лены. Мы познакомились с ней в 1993 году, когда люди толпами покидали приленские деревни, и только старики оставались доживать свой век, принимая его по-христиански, как краткий бесценный дар. И как же тут не петь!

Старообрядцы Забайкалья

бережно хранят традиционные наряды, передавая их своим внукам и правнукам. В Большом Куналее — песенной мекке сибирских старообрядцев — мы собрали уникальные образцы самобытной одежды и записали от лучших, на ту пору, исполнителей — Ирины Власовны Голендухиной, Натальи Фодоровны Рыжаковой, Нины Георгиевны Кушнаревой — породистое пение семейских.

Литовкины

Константин Павлович и Ефимия Петровна — наши первые информанты из зоны затопления — в фольклорной экспедиции по Ангаре. Их село Патроны, заново отстроенное на Иркутском водохранилище, — единственное из затопленных сохранило свое прежнее название.