Кто есть кто — Иркутский ансамбль аутентичной музыки

Участники, сталкеры и меценаты

Люди и творческие группы, которые реально изучают, и представляют затопленные песни в разных жанрах современного искусства.

Первым творческим коллективом в проекте Затопленные песни стал Иркутский Ансамбль Аутентичной музыки. Его основатели Александр Рогачевский и Альбина Кинчинская, готовили ведущих солистов Ансамбля с 10 летнего возраста. Опыт Ирины Тельминовой, Марии Янковской, Ольги Верлан, Алены Эверстовой и многих других выпускников иркутской экспериментальной 47-ой школы, теперь Ноу Хау в практике освоения традиционной культуры в условиях современного города.

В разное время затопленные песни изучали и исполняли вместе с нами известные иркутские музыканты Маргарита и Сергей Карышевы, фольклористы Наталья Вологжина и Ольга Михеева, звонарь Артур Псарев, гитарист Михаил Соловьев, скрипач Герман Цогла, фолк-певица из Москвы Елизавета Усюгова.

В 2007 году затопленные песни звучали в спектакле Макбет на фестивале Полное собрание сочинений Шекспира в Стратфорде на Эйвоне в исполнении актеров интернациональной труппы Гжегоша Брала. /Анна Зубрицки, Габриель Гавин, Кристофер Сивертсен, Рафал Хабел, Иен Морган, Ивен Доуин, Емма Боннци, Ичел Сетием, Марк Гуран, Мирьяна Саинович/.

А польский художник Мирек Антониевич, первым из живописцев представил затопленные песни на холстах.

Таким образом, в Drowned Songs Project вовлекаются люди из разных регионов России и других стран, где так же как и в Сибири исчезают в реке времени уникальные музыкальные традиции.

Иркутский Ансамбль Аутентичной Музыки

...Иркутский Ансамбль Аутентичной Музыки создан в 1992 году с целью реконструкции и возвращения в мировую культуру музыкального наследия Сибирской Атлантиды. Эта гигантская акватория, появилась на карте планеты в конце ХХ века в результате строительства четырех ГЭС на Ангаре.

На дне искусственных морей оказались сотни деревень и погостов, тысячи гектаров плодородной земли и ...сакральные песни первых таежных земледельцев. Они переселись в Сибирь с европейского севера в 17 веке. На Ангаре они нашли свой земной рай и пели о том, как жить в согласии с природой, Богом и между собой.

Участники ансамбля организовали десятки экспедиций вокруг Байкала в поисках музыкального наследия Сибирской Атлантиды. Собрали и реконструировали сотни ритуальных, обрядовых и лирических песен. Исполняются они сегодня, как и раньше — акапельно и без аранжировок, сдержанно — в аутентичном, полифоническом обертональном звучании, на местном диалекте.

Иркутский Ансамбль Аутентичной музыки — первый творческий коллектив Drowned Songs Project, был удостоен наград российских и европейских фестивалей искусств:

  • Brave festival в Польше, 2005, 2006, 2007, 2009,
  • Sayan Ring — в России, 2005, 2008,
  • The Complete works (RSC) — в Англии, 2007,
  • Звезды Белого месяца — в России, 2008,
  • Les Rencontres de Cants Polyphoniques — во Франции, 2009,
  • Голос кочевников — в России, 2009.

Концерты Ансамбля проходили в России, Китае, Венгрии, Австрии, Словакии, Польше, Англии, Франции.

Иркутск-Арт-Трио

Музыканты определяют свой стиль исполнения песен сибирских крестьян как аутентичный авангард, представленный в сочетании акустической электро-гитары, скрипки, вокала и этно-инструментов.

Критики позиционируют перформансы Иркутск-Арт-Трио как этно-футуризм.

...Сбором и изучением сибирского фольклора Александр Рогачевский занимается уже боле двадцати лет. Он организатор и участник многих этнографических экспедиций вокруг Байкал, инициатор и руководитель Drowned Songs Рroject, обладатель наград российских и европейских фестивалей искусств.

В 2010 году фольклорист Александр Рогачевский, гитарист Михаил Соловьев и скрипач Герман Цогла решили в рамках Drowned songs project переосмыслить музыкальное наследие сибирских деревень, затопленных при строительстве каскада ГЭС на Ангаре.

В 2011 году Иркутск-Арт-Трио анонсировало свой проект на двух крупнейших сибирских фестивалях world music —«Саянское кольцо» и «Голос кочевников», выступая на одной сцене с такими звездами мировой музыки как Sainkho Namtshylak /Австрия/, Huun-Huur Тu /Тыва/,Nina Nastasia /США /.

Свой первый альбом «затопленных песен» иркутские музыканты записывали в студии два года.

С 2013 года он издается под общим названием первой композиции
Сannabis Sativa.

Бела Тара

В новой эстетике нового времени

Дуэт Бела Тара работает в рамках Drowned Songs Progect c 2010 года.

Идея сольного проекта участниц Иркутского Ансамбля Аутентичной Музыки — представить музыкальное наследие Сибирской Атлантиды в концептуально новой визуальной и вокальной эстетике.

...Сбором и изучением фольклора, затопленных по Ангаре деревень в результате строительства, гидроэлектростанций,

Альбина Кинчинская и ее ученица Алена Эверстова занимаются вместе около двадцати лет. Они участники и организаторы многих этнографических экспедиций вокруг Байкала. Собранный ими уникальный материал по традиционному костюму сибиряков, позволил смело переосмыслить не только визуальные, но и вокальные формы самобытной песенной традиции Сибири в формате world music.

В 2012 году дуэт Бела Тара удостоен персональной премии международного фестиваля этнической музыки «Мир Сибири».

В 2013 году записан и готовится к изданию первый альбом затопленных песен под одноименным названием Бела Тара.

Александр Рогачевский

1958

Журналист, автор проекта Затопленные Песни (Drowned Songs Project). Художественный руководитель Иркутского Ансамбля Аутентичной Музыки. В 2007 году участвовал в постановке трагедии Шекспира «Макбет» с песнями Сибирской Атлантиды в Стратфорде на Эйвоне (Англия) по приглашению режиссера Гжегоша Брала и Royal Shakespeare Company. Удостоен наград российских и международных фестивалей искусств за реконструкцию музыкального наследия Сибири. С 2013 года выпускает сольные записи затопленных песен в составе Иркутск-Арт-Трио, представляя их в самых разных музыкальных направлениях от аутентики до авангарда.

Альбина Кинчинская

1957

Театральная актриса, инициатор создания Иркутского Ансамбля Аутентичной Музыки и его ведущая солистка, удостоена в составе ансамбля наград российских и международных фестивалей искусств за реконструкцию музыкального наследия Сибири, автор региональной образовательной школьной программы «Основы традиционной культуры». В 2010 году организовала дуэт БелаТара, представляющий затопленные песни в новой эстетике. Обладая широким вокальным диапазоном, владея разнообразными певческими традициями, проводит в рамках проекта Затопленные Песни обучающие мастер-классы по традиционному звукоизвлечению и постановке голоса в народной манере.

Ирина Тельминова

1981

Окончила музыкальную школу по классу скрипки, биолог, солистка Иркутского Ансамбля Аутентичной музыки со дня его основания. В проекте Затопленные Песни участвует с 11 лет. Удостоена в составе Ансамбля наград российских и международных фестивалей искусств за реконструкцию музыкального наследия Сибири. Специализируется на расшифровке и нотировании архивных записей затопленных песен.

Ольга Верлан

1982

Окончила музыкальную школу по классу фортепиано, регионовед, солистка Иркутского Ансамбля Аутентичной музыки со дня его основания. В проекте Затопленные Песни участвует с 10 лет. В составе Ансамбля удостоена наград российских и международных фестивалей искусств за реконструкцию музыкального наследия Сибири. Специализируется на изучении традиционной сибирской причети и духовных стихов, представляя в целом музыкальное наследие Приангарья в качестве образовательного ресурса в детских учреждениях.

Мария Янковская

1981

Окончила музыкальную школу по классу фортепиано, журналист, солистка Иркутского Ансамбля Аутентичной музыки со дня его основания. В проекте Затопленные Песни участвует с 11 лет. Участница фольклорных экспедиций вокруг Байкала. В настоящее время проживает в Москве и является официальным представителем Ансамбля и Drowned Songs project.

Алена Эверстова

Художник, солистка второго состава Иркутского Ансамбля Аутентичной Музыки и дуэта БелаТара участница фольклорных экспедиций вокруг Байкала. В рамках проекта Затопленные Песни исследует и реконструирует традиционный костюм сибиряков, автор сценических костюмов участников проекта.

Михаил Соловьев

Писатель, бизнесмен, музыкант-композитор, в юности освоил школу игры русской семиструнной гитары. С 2003 года создает сольные гитарные акустические проекты. Свои композиции пишет в стиле «воображаемый этнос» — это видение музыкальной концепции той или иной этнической традиционной культуры с использованием приемов звукоизвлечения различных народных инструментов — дутар, багдатская лютня, ситар и другие. В проекте Затопленные Песни участвует с 2010 года в составе Иркутск-Арт-Трио.

Герман Цогла

Скрипач по жизни, стремящийся в совершенстве овладеть приемами скрипичной игры своей прародины в Закарпатье. В сочетании с академической скрипичной техникой применяет приемы игры на скрипке самых разных смычковых инструментов. Сочиненные им композиции навеяны лирикой и внутренней поэтикой свойственной как традиционной, так и академической русской кантилене. В проекте Затопленные Песни участвует с 2010 года в составе Иркутск-Арт-Трио.

Мирек Антониевич

1954, Польша

современный европейский художник. Более 50 персональных выставок.Его работы выходят за рамки очевидных категорий. Они инициируют путешествие в подсознание, где лежат самые глубокие чувства, мысли и эмоциональные состояния. Открывая сокровенные зоны, его картины ставят бесчисленные вопросы в процессе самоанализа и протекающих движений — между тем, что есть, что было, что будет. В 2006 году Мирек вошел в проект Затопленные песни и создал под саундтреки CD Братского острога песни инсталляцию картин под названием Songs of the Days of the Week.

William Reze – Thylacine

1992, Франция

В качестве саксофониста играл в разных французских группах, но в поисках творческой свободы в последнее время экспериментирует в области электронной музыки, сочиняет мощные, броские, эмоциональные композиции, сопровождаемые неординарным видеорядом. В 2014 году, путешествуя по Сибири, познакомился с проектом «Затопленные песни» и в отчетном альбоме Transsiberian трансформировал песню из села Парилово Братского района Иркутской области «На почтовом дому».

Артур Псарев

1965

Звонарь Крестовоздвиженской церкви в Иркутске. Действительный член Ассоциации колокольного искусства России. В 2009 году снял документальный фильм-концерт «Время дождей» — о традиции праздничного перезвона и песнопения на сибирских колокольнях, с участием Иркутстского Ансамбля Аутентичной музыки. Фильм демонстрировался широко на телевизионных каналах России, Украины, Чехии.
В 90-е годы, сотрудничал с Альбиной Кинчинской и Александром Рогачевским в организации экспедиций по сбору и изучению песен затопленных деревень. Участвует в концертах в рамках Drowned songs project.

Люди, которые представляют своим творчеством world music, слушают затопленные песни, адекватно критикуют и направляют в верное русло течение наших начинаний.

В России, повальное увлечение молодежи фольклором началось в 70-годы — с появлением московского Ансамбля традиционной музыки Дмитрия Покровского. Он привнес в фольклорное движение концептуальную идею освоения народной музыки в ходе экспедиционной практики. Тысячи вокалистов, рок музыкантов, выпускников консерваторий и самоучек оставили на время свои гитары, рояли, кларнеты, скрипки и разъехались по деревням, в поисках магических гармоний, услышанных впервые от Покровского. Но он, как проводник, открыл только верхушку айсберга музыкального наследия, указав ясные ориентиры за пределами российских городов.

...В деревнях вокруг Байкала нас ожидали настоящие сталкеры, которые повели в неведомый, но родной мир песенной культуры — Анна Прокопьевна Чистякова, Феодосия Ильинична Белоусова, Просковья Назаровна Липарева, Наталия Петровна Лагерева, Наталья Федоровна Рыжакова, Ирина Власовна Гелендухина. Мы брали первые уроки у них и у профессиональных музыкантов, которые встали на эту тропу раньше. Андрей Котов и Евгения Костина учили нас традиционному звукоизвлечению на примере курских и калужских песен, но настаивали на освоении регионального материала. Сергей Старостин обратил наше внимание на традиции старообрядцев Забайкалья, а Вячеслав Асанов на породистое пение старожилов Сибири. Егор Резников расслышал в затопленных песнях обертональные гармонии и убедил нас расширять поиски в этом направлении, используя различные акустические среды. Мы совершенствовали эту практику в театральной работе с Гжегошом Бралом и обогатили ее используя электричество, благодаря советам и идеям Надира Назимова и Лу Эдмонза.... Низкий поклон этим людям и сотням безымянных деревенских музыкантов щедро, делившихся с нами своим бесценным даром и наследием.

Егор Резников

1938, Франция

Музыкант, философ, профессор Университета Париж — Нантер, выдающийся исследователь античной музыки и искусства. Проект Затопленные Песни поддерживает с 2002 года.

Андрей Котов

1959

Руководитель московского ансамбля древнерусской духовной музыки «Сирин», педагог и исследователь фольклора. Один из основателей современного российского фолк-движения. Проект Затопленные Песни поддерживает со дня его начинания.

Сергей Старостин

1956

Российский фолк-музыкант, вокалист, мультиинструменталист. Выступает как сольный музыкант, так и в составе различных коллективов, в том числе Волков трио, Moscow Art Trio, в сотрудничестве с Инной Желанной, Леонидом Фёдоровым, Дживаном Гаспаряном и другими.C 2005 года является председателем жюри международного фестиваля этнической музыки и ремёсел «Мир Сибири» (до 2012 года «Саянское кольцо»). Проект Затопленные Песни поддерживает со дня его начинания.

Вячеслав Асанов

1947

Музыкант, фольклорист. Член союза композиторов. Вице-президент Российского фольклорного союза. Организатор сибирской школы фольклора. Проект Затопленные песни поддерживает с 1993 года.

Гжегош Бралл

1962, Польша

Театральный режиссер, последователь идей Ежи Гротовского, художественный руководитель авангардного театра Песнь Козла, основатель европейского Brave Festival /Вроцлав, 2005/

Люди, которые с удивлением узнали о затопленных песнях и оказывают теперь содействие по их возвращению в мировую культуру.

Со дня начала проекта Затопленные песни, мы старались вовлечь в него как можно больше людей, понимая, что одним не справиться. Организация и проведение экспедиций, обучение на семинарах и мастер классах, исследовательская и педагогическая работа, реконструкция и представление собранного материала на международных музыкальных фестивалях, студийные записи и выпуск альбомов— все это требовало и требует финансирования. Тысячи людей интересуются сегодня затопленными песнями. Они являются колоссальным образовательным ресурсом в своем регионе — вокруг Байкала.

Первым это увидел Валерий Степанов — заслуженный учитель России, предоставивший не только базу для исследований, но и постоянную кафедру для обучения школьников. Снаряжение экспедиций было бы невозможным без финансирования, которое оказывали в разные годы Феликс Баландин и Олег Каньков. Обучение на семинарах будущих исполнителей затопленных песен, обеспечивали Владимир Чеботарев и Олег Сиенко, у нас не было ограничений в поездках на фестивали благодаря Артуру Умарову, Виктору Кондрашову, Владимиру Гончарову. Запись и издание альбомов помогли осуществить в разное время Олег Хрипунов и Владимир Шуппо, Влад Блинов и Катя Горгола, Сергей Мохирев и Станислав Кузнецов, Дмитрий Турушев и Татьяна Чуева. И еще можно назвать много имен других людей, благодаря которым песни продолжают звучать во вселенной, наполняя ее энергией и гармонией. И как знать, может быть в иных далеких мирах, последующих жизнях мы узнаем друг друга по этим знаковым мелодиям...

Станислав Кузнецов

Руководитель группы компаний безопасности «СЭЙВ», председатель ассоциации охранных предприятий Иркутской области «Байкальский щит». С 2013 года поддерживает проект Затопленные Песни с идеей сохранения музыкального наследия Сибири в новых культурных образованиях.

Екатерина Горголо